Танг,спасший от гибели 92 моряка.

 

Эта история случилась в 1919 году у берегов Новой Шотландии, в провинции на востоке Канады. Она очень популярна в тех краях, о ней было написано невероятное множество книг, а дети изучают ее в школах. Тогда на скалы у одного из берегов провинции штормом, бушевавшим в Атлантическом океане, выбросило корабль, на борту которого находились 93 моряка. Фактически, они очутились среди бушующей стихии, и им не оставалось ничего иного, как смиренно ждать своей участи, а она была неизбежна — корабль мог в любой момент соскочить с рифа и пойти ко дну. У моряков был единственный шанс — доставить на берег (который был относительно недалеко) конец длинного корабельного каната, с помощью которого шхуну могли бы быстро подтянуть к суше, пока она не пошла ко дну. Один из матросов попытался доплыть к берегу, но волны швырнули его на скалы и он погиб. Последней надеждой для несчастных стал пес породы ньюфаундленд по кличке Танг, который смог, несмотря на страшные волны, доплыть до берега с канатом, зажатым в пасти. На берегу за битвой со стихией наблюдали множество людей, которые несказанно удивились, увидев, что из пасти выходящей из воды собаки, в море тянется веревка. Шхуну удалось быстро притянуть к берегу, и все оставшиеся 92 моряка были спасены. Подобных историй спасения человека от водной стихии собаками этой породы множество.
Первые собаки - помощники рыбаков и спутники мореходов, обладавшие страстью к воде - попали в Западную Европу с острова Ньюфаундленд в первой половине XIX века. Эта порода зародилась около трехсот лет тому назад на суровом северном острове, граничащем с полуостровом Лабрадор у восточных берегов Канады.
Крупные черные и черно-белые собаки отличались умом и сообразительностью, но главное - они были неутомимыми пловцами и, не раздумывая, бросались в воду на помощь утопающим.
Врожденное чувство собственного достоинства, сила в сочетании с добротой и благородство облика сделали его желанным другом и в самых аристократических кругах. Джордж Гордон Байрон - английский лорд и гениальный поэт - запечатлел в стихах память о любимом Ботсвейне. Наполеон Бонапарт во время бегства с острова Эльба чуть не утонул в бурном море во время шторма, но был спасен ньюфаундлендской собакой.
Породные особенности характера ньюфаундлендов неразрывно связаны с их исконным предназначением. Предки современных ньюфов никогда не были охотничьими собаками, поэтому инстинкты выслеживания жертвы, ее преследования и умерщвления в них абсолютно не развиты. Мелких животных и птиц ньюфаундленды склонны считать не добычей, а объектами своей защиты. Разумеется, охотничий инстинкт, все-таки дремлющий в каждом представителе семейства собачьих, может проснуться и заставит молодого ньюфа устремиться в погоню за удирающей кошкой, но беглянке при этом ничто не грозит - в крайнем случае на финише она будет обнюхана и дружески облизана. Кажется, о характере ньюфаундленда нельзя сказать ни одного дурного слова. И, тем не менее, ньюфаундленд - собака не для всех и не для каждого. Ньюфаундленд молчалив по своей натуре. Если ньюф залаял - значит случилось нечто экстраординарное. Ньюфаундленд обладает тонкой душевной организацией. Эту собаку для ее счастья и благополучия не достаточно досыта кормить, ей необходимо уделять внимание, как полноправному члену семьи.
Кто прожил годы бок о бок с ньюфаундлендом, знает, что с ним можно беседовать, как с другом: он всегда внимательно вслушивается в человеческую речь, он способен улавливать мельчайшие оттенки интонации знакомого голоса, ловит едва заметные жесты и чаще всего верно понимает, чего вы от него хотите, даже если при этом вы не произносите стандартных команд.
Ньюфаундлендские собаки или ньюфаундленды, как их начали называть в Англии и на Европейском континенте, завоевали всеобщую любовь и признание.
Владыко Многомилостиве Господи, Иисусе Христе, Боже наш, молитвами Всепречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, святых равноапостольных великого князя Владимира и великия княгини Ольги, святых Новомучеников и исповедников Церкви нашея, преподобных и богоносных отец наших Антония и Феодосия, Киево-Печерских чудотворцев, Сергия, игумена Радонежского, Иова Почаевского, Серафима Саровского и всех святых, благоприятну сотвори молитву нашу о Церкви и о всех людех Твоих.

От единыя купели Крещения, еже при святем князе Владимире, мы, чада Твои, благодать восприяхом, – дух братолюбия и мира в сердцах наших навеки утверди!

Иноплеменным же языком, брани хотящим и на Святую Русь ополчающимся, – запрети и замыслы их ниспровергни.

Благодатию Твоею власть предержащих ко всякому благу настави, воинов – в заповедях Твоих утверди, лишенныя крова – в домы введи, голодныя – напитай, недугующая и страждущая – укрепи и исцели, в смятении и печали сущим – надежду благую и утешение подаждь, на брани убиенным – прощение грехов и блаженное упокоение сотвори.

Исполни нас яже в Тя веры, надежды и любве, яко да во всех странах наших единеми усты и единем сердцем исповемыся Тебе, Господу и Спасителю нашему Иисусу Христу, со Безначальным Твоим Отцем, Пресвятым Благим и Животворящим Твоим Духом во веки веков. Аминь.