Stowaway (заяц)

Stowaway-"заяц", безбилетник в переводе с английского, для тех, кто не силен в оном или не знал, а то и знал, да забыл. О таком случае провоза "зайца" на судне и пойдет рассказ.
Дело было в 1998 году, на старом судне-балкере греческой компании. Экипаж представляли несколько русскоязычных офицеров 9 человек, и остальная часть- братва из Шри-Ланки. Периодически балкер брал груз-фосфат в израильском городке Эйлат и с почти космической скоростью в лучшем случае 8 узлов, доставлял его в порты Индии. Но вот как-то в один из планируемых рейсов, мастер получил задание на погрузку в соседнем к Эйлату портишке Акаба, груз-удобрения навалом 16 000 тонн, и на выгрузку их, по международной программе, в "славном" африканском порту Джибути, что раскинулся на берегу Красного моря. В принципе недалеко...но как оказалось мучительно долго, хотя не об этом речь, но наверное стоит упомянуть по ходу.
Погрузились к сожалению быстро, всего за 2 дня, дошли благополучно до Джибути, пришвартовались позади каких-то 2-х балкеров в 35 000 тонн, как выяснилось позже, гниющих там уже месяц и чью участь пришлось принять и нам, поскольку международная помощь Эфиопии (груз предназначался ей) в удобрениях, была бесплатной и никого особо не тревожила. Это можно было понять и по зерну, видимо когда-то также подаренному, как и удобрения, и теперь превшему в амбарах напротив нас и смердившему в добавок к местным запахам. На зерне испражнялись и удобно ночевали местные мужички-работяги, подозрительно ласково поддерживая друг дружку за ручки и глядя друг на друга с какой-то нежностью и любовью, и устраивая групповую возню по ночам в амбарах с зерном, что вызывало беспокойство у добропорядочных русскоязычных представителей нашего экипажа, так как дело это и не скрывалось, и просматривалось как тени в просветах, между крышами и стенами ангаров, сопровождаемое соответствующими звуками, наводившими ужас на нас. Не буду говорить за всех конечно, в чужую душу не заглянешь. Например наш капитан,в первые еще дни, когда ребята обратили внимание на количество взрослых мужиков на причале и на судне, держащих друг друга за руки, на предположение кого-то, что это "голубые", сказал: "Да ну что Вы такое говорите, они просто братья наверное..." Это вызвало конечно бурю оваций и хохота тогда.
Да, но не об этом речь, это просто к описанию местной обстановки. Выгрузка шла веселыми темпами, и выглядела так: с утреца нехотя вылезала братва из амбаров и ползла на судно и к причалу, где были установлены пара сортировочных воронок или как их там назвать, даже не знаю. Пара из осчастливленных за ночь в амбарах братков, забиралась на судовые краны, грабом (ковшом то бишь) цепляли фосфат, высыпали в сортировочную воронку и ждали когда она освободится. Освобождалась она так: все, что засыпалось в нее ссыпалось вниз по желобу в закрепленный на конце его мешок, который по достижении 50 кг. зажимался и прошивался, затем 2 братка или один, по мощности соответственно, тащили его на небольшой конвейер, что мигом поднимал мешок на уровень борта грузовика и где его уже подхватывали черные по своей природе руки других работяг, изнывающих на жаре и ждущих обеда или поломки чего-нибудь, дабы пообедав, просто отдохнуть в тени на зерне в амбарах или порезвиться там же, если не будет особо жарко.
Почему стояли там месяц? Все просто:
1) Дождь, естественно все бросается и экипаж начинает делать вид, что закрывает крышки трюмов, что на 27 летнем пароходе, очень занятное дело, поскольку закрыть самостоятельно эл.двигателем можно было лишь 1 крышку, и то если повезет, а их всего было 7. Остальные закрывались с помощью хитрых конструкций, перекидыванием шкивов и естественно краном с неизменным перекосом и заклиниванием крышек. Сколько это занимало времени говорить не стоит, но когда дождь заканчивался, закрыто было 2-3 крышки и их надо было уже открывать. Что при этом происходило в трюме с фосфатом объяснять не надо-субстанция по прочности близкая к цементу. Её то и откалывала для погрузки в ковш, нарезвившаяся за ночь в амбарах или в приватных кабинах грузовиков, местная братва. Процесс надо понимать был небыстрый.
2)Поломка ковша. Не работает, что тут можно делать? Братва идет в амбары...
3)Нет мешков для фасовки.Что тут можно делать? Братва идет в амбары...
4)Нет машин. Что тут можно делать? Братва идет в амбары...
5)Поломка конвейера. Все просто замедлялось в 10-ки раз.
6) Обед, перерыв. Амбары...
Следует заметить, что Джибути- не Сингапур, воду брать там- ошибка капитана, она солоновата на вкус, а после кипячения соленая совсем, хотя может это нам такой дали гидрант...Город не город, Африка короче, но искатели приключений находили прелести жизни и там. Но для примера цены: пивка баночка-5$, кока-кола-2-3$...
И стоять там месяц и брать местные продукты-это...! Добавить нечего пожалуй. Теперь становится понятно с каким счастьем суда покидали этот край.
В один из знойных африканских дней, посчастливилось отойти и стоявшему впереди балкеру, с филиппинским экипажем на борту. Мы как зачарованные, стояли и смотрели на счастливчиков, покидавших наш общий приют. Хотя надо заметить, что не все сопровождали с завистью отход того балкера, кое-кто из "наших" уже попробовал вкус африканской клубники и не смотря на неслабые тамошние цены, повадился на берег, регулярно обновляя для себя вкус этой ягодки...Да, есть конечно что-то в африканских красотках, но Вы можете представить уровень того, что никогда не спит? (из известной фразы-поговорки: СПИД не спит!) Особенно при местном амбарном образе жизни...Но разве это может остановить моряка? Но речь не об этом, тема то другая.
И вот под наши завистливые взгляды, этот балкер проходит мимо нас по гавани и тут наше внимание обращается на какую-то суету на этом судне. С кормы в сторону носа, мчаться два человека, за ними еще один, чуть отставая, и уж за ним толпа филиппинцев с дубинками. Двое первых, увидев на носу еще филиппинцев, прыгают с борта в портовые воды, третий бедолага несколько замешкался и его догнала карающая филиппинская рука. Что там было на самом деле, не было видно из-за фальшборта, но через некоторое время возни там, тело третьего то ли само упало, то ли помогли, но оно покинуло борт балкера, плюхнувшись в воду менее удачно, чем два предыдущих, возможно даже, что ему было немного больно, поскольку судно было в балласте и борт был несколько высоковат для произвольной программы прыжков в воду. Тело очухалось и разочарованно поплыло к берегу. Мы так и не поняли, что же случилось. Ясность внес агент, посетивший мастера несколько позже, он и объяснил, что на отходе каждого судна часто случаются подобные эпизоды, особенно с нелюбящими таких шуток филиппинцами. А шутники- это местная братва, которым не нашлось места в амбарах или же захотелось другой жизни, а поскольку покинуть Родину другой возможности нет, то и используют они для этого отходящие пароходы. "Да Вы не обращайте сейчас на это внимания"-, добавил чернокожий агент,- "у Вас тоже они будут, это 100%, хоть что делайте, почти на каждом судне уходящем отсюда есть зайцы, будут и у Вас. Это еще повезло, что их обнаружили здесь на отходе, а не в море". Нельзя сказать, что наш русский многоопытный пожилой капитан был обрадован такой перспективе, и видно еще тогда у него зародился план по предотвращению провоза зайцев.
Настал наконец и наш час отхода. Задолго до него, все были тщательно проинструктированы и проведены соответствующие мероприятия, в результате которых старпом, лично внимательно курировавший процесс поиска нашел в просвете между палубой и цистерной гидравлического масла швартовной лебедки (они там были гидравлические) высотой где-то всего 25 см.,в масле и в мазуте, одного зайчишку, выковырял его оттуда и проводил с миром по трапу, ускорив его движение пинком под черный зад. Еще несколько человек были под подозрением и их банально пасли, благодаря этому возможно они и не осели. Прочесано (именно так, а не на шару, как это порой делается на авось) было всё, все щели и закоулки в кранах и т.д., вплоть до откручивания лазов, благо открутить и закрутить гайки и пихнуть туда кого-либо времени у злоумышленников было много, а потом мог бы явиться в море заяц и сообщить, что он не один и еще пара зайчат сейчас в кране завинчена на пару болтов... Но никого не нашли, и капитан удовлетворенный и успешным контролем и благополучным, наконец состоявшимся отходом, уединился в каюте, доверив мостик штурманам. Так прошел день, другой. Народ радовался, каждый по своему, кто-то потому-что не придется тратить по 70-100$ на клубничку, да на пиво, кто-то потому-что скоро удастся позвонить из Эйлата, благо там было относительно недорого и т.д. Отчего-то по своим причинам радовались жизни и шри-ланкийцы, по своему обыкновению собрав на корме небольшую ватагу и стуча на кастрюлях национальные мотивы и напевая под них веселые песенки, от которых любители индийского кино пришли бы пожалуй в экстаз. Радовался освобождению от Джибути, от всей суеты, по своему и я. Балкер дрожал, почти пустым телом, под мерный гул Зульцера, и носом нацеленный на Север рассекал Красное море, красиво освещенное луной. Для любителей романтики на палубе были выставлены пластиковые кресла, и я будучи в их числе в то время, любил после работы, душа и ужина посидеть там с плеером и наушниками, поглазеть на звездное небо, подышать морским чистым воздухом, "очистив", как это возможно, легкие от фосфатной пыли и подставив лицо хоть какому-то ветерку. Не получая этого наслаждения почти месяц, я выбрался для этого моциона и в этот раз. Правда луна исчезла, оставив после себя черную мглу, но это не помешало мне расслабиться и закрыв глаза наслаждаться музыкой. Сторона кассеты закончилась, прервав расслабуху, и перевернув кассету, после щелчка автостопа на плеере, я собирался опять войти в мир планов и домашних дум под приятные колебания мембран больших наушников, купленных еще в начале рейса за 1,5$ в Китае и выгодно отличавшихся от маленьких наушников-затычек, благо они не только заглушали внешний мир, но и создавали полный комфорт низкими частотами, при участии небезызвестного в то время Роберта Майлза. Естественно я поддался всем этим расслабляющим факторам вновь, как вдруг кто-то потрогал меня за плечо. Я сразу понял, еще не повернушись, что это не соотечественник, вряд ли он бы сделал это так скромно, поскольку для нас славян в порядке вещей, что-то более энергичное для привлечения к себе внимания, например оттянул бы по дружески наушники и отпустил бы или похлопал бы как-то по другому, так, чтобы было невозможно не заметить присутствия кого бы то нибыло или встал бы напротив заглядывая прямо в лицо. Шри-Ланкийцы вряд ли бы себе это позволили по отношению к белому, да еще и представителю национальности "правящей партии" на судне, да и англичане в свое время все ж привили основы уважения к белым.
Выключил плеер, не желая тратить батарейки, и предчувствуя, что покоя мне сегодня не будет и что-то случилось видимо на мостике или в машине, раз послали аборигена за мной. Поворачиваюсь- немного в сторонке стоит фигура, лица не видно, одни зубы белые. Я молчу, жду продолжения, что мол скажет, он тоже молчит, смотрит, судя по оскалу-улыбается. Я прикинул, что побаловаться и сломать кайф мне мог в принципе один только моторист- Илия, несколько веселый паренек, по приметам походивший как раз на эту фигуру. Я его спросил, что мол случилось-молчит, я повторил, он повторил молчание с тем же белозубым оскалом. Мне стало как-то не по себе, мгновенно пронеслись мысли не обидел ли я чем его, и он пришел разбираться когда вокруг ни души, и что возможно придется расстаться с плеером навсегда, расколов его о черную голову в потасовке, но тот стоял и лишь скалил зубы. Я встал, свернул наушники, плеер, присмотрелся, и осознал, что такого бойца у нас ведь в экипаже не было! И тут до меня дошло! Мне ничего не оставалось, как схватить его за руку и начать отвечать, на поставленный еще ранее известным классиком вопрос: Что делать? Мысль пришла сама собой, принеся ответ на этот вопрос, и я повел его в сторону кормы, где гремели кухонные барабаны и ритмы зарубежной эстрады от наших аборигенов. Зачем туда? На всякий случай, ответил я сам себе, чтобы если паренек выкинет что-либо, чтобы были и свидетели и помощники. Но паренек вел себя смирно, по прежнему скалясь, по всей видимости выражая так дружелюбие. Когда я появился под кормовым прожектором с зайцем, естественно задушевное пение прекратилось и воцарилась тишина, цейлонцы поняли все без объяснений и ничего не спрашивали. Я поднялся к капитану на его палубу, оставил паренька на трапе, он и не думал что-либо предпринимать, полагая, что все позади и амбары, и голодная африканская жизнь и еще немного, и он так хитро провёвший всех браток, окажется почти в раю для чернокожих, где царит международное право, а не амбарный беспредел.
Капитан сидел, почитывая книжонку, довольный очевидно собой, что ему русско-советскому капитану, с его то русской смекалкой удалось избежать того, чего не удалось избежать другим. На мою просьбу выйти на минутку, он с раздражением покинул берложку и с видом выражавшим: ну что мол еще, именно это и спросил. -Я зайца поймал,- говорю. - Что? Что? Какого зайца? Было видно, что он слегка занервничал, еще не осознавая, что это не шутка и не розыгрыш, а приближение реальности. И когда я кивнул в сторону паренька и взгляд капитана нашел того, на кого я кивал, уста мастера разверзлись и он произнес: "Ох,Ё...ты!" 
Далее мозг мастера начал тщательно анализировать ситуацию, и после окончания анализа, начался допрос зайца и поиск других. При допросе выяснилось, что чернокожий заяц все ж не немой и более того что-то может говорить слегка по английски. Он сказал, что ему 18 лет (на деле максимум 15), что хотел найти работу как его брат, который уже работает на греческом пароходе безвылазно 6 лет, сначала за еду, а в будущем может и за деньги малые..., что он уже пытался как-то раз так слинять из дома, но что-то не получилось. История конечно была заготовлена заранее и мало смутила кого бы то ни было. Он показал место, где прятался почти 2 дня, как ни странно, это оказалась шлюпка левого борта, и как он пояснил он там и прятался 2 дня и вечером выглянул и увидел белого джентельмена (это меня...приятно все таки называть себя джентельменом, что ни говори, есть в этом что-то такое не поддающееся описанию) и решил показаться, что и сделал. Долго пытались вытянуть из него, кто есть его сообщник, кто помог ему спрятаться, хотя был повсеместный шмон и боцман-предводитель шайки цейлонцев лично осматривал шлюпку. На него и пало подозрение, но негритенок был крепок как орешек и не собирался колоться, а боцман на доводы старпома о его причастности, умело перевел стрелы на меня, что вообще мол он появился со мной и что я могу иметь к этому какое-то отношение. Старпома это тоже смутило, ибо это тоже могло иметь почву. Но к счастью капитан рассудил иначе, что мол белый офицер с приличной по сравнению с цейлонцами зарплатой не будет заниматься таким марамойством, а что он вылез именно ко мне, то не к цейлонцам же ему выходить, это опасно их непредсказуемостью, а тут белый офицер, кто как не он отведет к капитану...В этом была логика и подозрение с меня было снято. На вопросы, как он был 2 дня без еды и воды, негритенок ответил, что мол вылезал ночью и ел и пил вдоволь в столовой команды, да еще водичку себе наливал в бутылку. И никто ни сном ни духом. Сообщника конечно не нашли. Мастер сказал, что бремя расходов ляжет на экипаж, это не обрадовало никого, особенно шайку цейлонцев. Среди них пошел ропот, что проще было бы смайнать его на бочках недалеко от берега, дать в дорогу поесть, попить, чем платить за него...сначала вроде как бы в шутку...Мастер позвонил греку, доложил о случившемся. Ответ грека: "Very nice, captain, very nice!" От этого мастеру-пенсионеру почему-то взгрустнулось. Но он был старой закалки, времен БМП и сохранил присутствие духа, как ему и следовало быть. Прознав про настроения в толпе, он сказал запереть негритенка в одной из убогих кают и давать ему и есть и пить, не принуждая к работе, поскольку справедливо опасался, что по прибытии пацан может пожаловаться, что с ним плохо обращались и не кормили, а это могло привести уже к более серьезным последствиям. Вобщем чернокожий кролик-заяц зажил как в 5-ти звездочном отеле, по сравнению с его береговой жизнью. Спал, ел, пил, улыбался мечтая о светлом будущем, ибо понимал, что прошлая его жизнь позади и это светлое будущее не за горами. Стал просить оставить его, дать работу, что он хороший работник и хочет стать боцманом. Но разумеется его пожелания не тронули просоленных жестоких сердец ни россиян, ни уж тем более цейлонцев.
Перед приходом в Эйлат, мастер дал телекс о нахождении на борту зайца, и сразу по прибытии, на борт поднялись доктор и полицейский, через несколько минут, без особых церемоний негритенок закованный в наручники, но необычайно счастливый покинул судно. Мастер получил задание на погрузку фосфата на Индию, и балкер засыпали как всегда за 3 дня. За эти 3 дня новые приключения не обошли наш экипаж стороной.
Кто был в Красном море, тот знает как изумительны те воды и подводный мир, особенно в этой расщелине, где раскинут Эйлат на одном берегу и Акаба (Иордания) на другом. В перерывах в погрузке, когда фосфатная пыль оседала и можно было видеть и дышать, народ славянский бегал искупаться на берег по корме, благо прямо рядом был песчаный пляжик. Поплавали значит, вернулись на борт, через некоторое время приходит человек, заявляет, что он представляет что-то типа зеленого патруля и что люди видели как вот этот человек (и показывает на 2-го механика, любителя морской природы) нырял и трогал и даже ломал кораллы под водой. Далее все объяснения и выяснения, попытки как-то договориться были бесполезны, ни капитан, ни прибывший агент не смогли помочь 2-му механику. Человек-патруль сказал, что либо он оплачивает в шейкелях квитанцию на штраф в банке, либо остается до решения суда, либо судно стоит под арестом, что-то типа этого. Поначалу все это выглядело несерьезно и забавно, но прибывший агент сказал мастеру о серьезности полномочий такого патруля-охранника природы. Что оставалось 2-му? Он согласился заплатить 250 долларов в шейкелях + 20 долларов за такси до банка и обратно, на котором пришлось мчаться 3-му помощнику, поскольку 2-ой механик должен был уже готовить машину на отход. Вобщем искупался моряк в море за 270$ и потрогал кораллы, а может и не трогал, как и говорил.
К отходу подъехала полицейская машина, думали всё- кранты, будет продолжение истории...нет, выходит из нее полицейский, а за ним понурый, с фингалом под глазом и конечно в наручниках негритенок, он был не в духе, но крепился, стараясь не подавать виду, что ему чем-то не приглянулась израильская тюрьма, где он провел время до отхода судна. Увидев судно и людей, знакомых ему ранее и более приветливых, чем те, кто поработал с его лицом на израильской земле, паренек посветлел. Его поместили и заперли в ту же каюту и похоже, что он успокоился совсем, полагая, что все неприятности теперь будут позади, и что так, все равно лучше чем дома. Мастер сказал всем ничего зайцу не говорить, а именно куда идет сейчас судно.
Через несколько дней прибыли в Джибути, встали на рейде, вызвали власти забрать беглеца. Мастер боялся, что тот, выглянув в иллюминатор и увидев родную землю может натворить глупостей. Но тот от счастья своего бытия не распознал очертаний родных берегов. Через несколько часов прибыл катер с делегацией, с какой вряд ли президента или космонавта встречают. Стая врачей, полиции, иммигрэйшн, и другие, кто хоть как-то мог бы быть причастен к действию и срубить на этом что-нибудь полезное для семьи, завалилась на борт, не помещаясь в каюте мастера. Быстро обо всем договорились, как и водиться благодаря всемирно известной Мальборо, а точнее по несколько блоков этой продукции в руки, соответственно рангам, и все утряслось, запили фантой, кока-колой у мастера в каюте, прихватили с собой немного, пиво-виски не брали- страна мусульманская. И пошли за клиентом, мастер открыл дверь, глаза его резанула белозубая счастливая улыбка паренька, но тут за спиной мастера показалась черная, почти 2-х метровая глыба доктора в форме и пацан, разом узнав соплеменника, все понял и разрыдался на месте.
Что он чувствовал в тот момент, можно лишь догадываться. Он с жалостью и безысходностью оглядывал в последний раз пароход, который вывез его из дома и домой же и доставил, так вот банально просто, так и не дав шанса повидать рай к которому он был так близко...Ну а мы пошли своей дорогой, и для нас вся эта история можно сказать закончилась благополучно, хотя в том рейсе еще было много разных приколов...

прислал Vladimir G.

06.10.13
  • Нравится
  • blog comments powered by Disqus
    Key4mate